Передача наследия

Жизнь северного человека – от рождения до самой смерти – связана с суровыми экстремальными условиями коренные жители тысячелетиями жили в природной зоне, выработали особый уклад, который мы называем традиционным образом жизни. Сама генетика наших народов приспособлена для жизни на крайнем Севере. Однако сегодня во времена глобальных перемен, когда идейно-нравственное и эстетическое воспитание населения происходит не только по всей России, но и в Дальне-Восточном регионе.

Такие перемены влияют на сознание человека, его мир, его разум и мировоззрение меняет его быт, культуру и отношение к своей принадлежности, как к коренному этносу Камчатки. В этом свете исследование обрядов и ритуалов малочисленных народов Камчатки актуальны в сегодняшнее время очень остро. Актуальны не только в познавательном в плане, творческом внедрении в быт, но и создании условий для передачи культурного наследия коренных жителей Камчатки в живом общении, то есть, в акте непосредственной коммуникации. Создание этнокультурных центров тому свидетельство, поскольку в таких центрах есть возможность сохранить не только уникальное декоративно-прикладное искусство, национальную технологию выделки шкур и конечно же разговорную речь. Это очень важно, ведь более ранние времена были сильны традиционный образ жизни сложившимся в прошлом благодаря благоприятной среде, где знания передавались не только наглядным примером, но и в устной форме, образом жизни. К счастью мы можем ещё найти подобные примеры и в наше время.

Во время командировки в село Тымлат мне удалось познакомится семьёй Нинвит. Они являются потомственными оленеводами, перенявшие от своей бабушки все знания и навыки, которые они применяют и сохраняют. Одно из особо важных архаических элементов, связанных с этнической историей является применение в этой семье древнего семейного охранителя гычгий. Вот что пишет В.В. Горбачёва «Гычгий, как считали коряки, является мужчиной, «главным хозяином» (ӄояӈ этынвылг΄ын) домашних оленей. В большой патриархальной семье оленеводов имелось несколько деревянных приборов для добывания огня. Каждый прибор был связан с определённой частью домашних оленей, принадлежащих членам малой семьи. Он обычно передавался по наследству младшему сыну. Дочь получала гычгий в двух случаях: 1) при отсутствии наследника по мужской линии; 2) если муж дочери оставался в семье её родителей. Объединяющим началом большой семьи являлся домашний очаг, и поэтому все приборы общей семейной святыней». По словам Любовь Ильиничны Нинвит гычгий передали по наследству, мужу. Любовь Ильинична рассказывает дальше: «Наверно еще до дедушки был. Потому-то мы начали работать, он уже был, уже в таком старинном виде. Сколько видел у других семей оленеводов, у них простенькие. А у нас основательный калак. Со всеми атрибутами, там все висит: в желудках оленя комочки с жиром с шерстью. Они такие кругленькие там (на калаке) висят висюлечки. —  Юрий Михайлович дополняет. — Там у нас висят, всякие зверушки, вырезанные из дерева. Полированные, наверное, им по двести лет. – Любовь Ильинична поправляет. — Да может даже больше». На празднике оленевода, семья Нинвит обязательно используют гычгий. Супруги Нинвиты рассказали, что прежде чем праздник начинался необходимо было добыть огонь с помощью гычгия. У С.Н. Стебницкого есть подтверждение того что коряки оленеводы имелись в семье гычгей и он обязательно использовался в качестве атрибута на обрядовых церемониях. В        от что пишет Стебницкий в своих трудах, когда описывает праздник оленеводов: «Возвращаюсь к описанию праздника встречи стада со стойбищем. Одновременно с принесенными в жертву собаки добывают огонь. Все огни, которые горели до момента встречи стада со стойбищем, тушаться и зажигается новый огонь, добываемый посредством специального прибора. Этот прибор представляет собой дощечку, сделанную в виде грубого изображения человека – без рук, без ног, с контурами головы, с глазами и со ртом-углублением».  Так же хорошо описывает ритуал добывание огня Горбачёва: «Прежде чем приступить к добыванию огня, в углубление коӄъёлгын (небольшие ямки в два или три ряда, которые образовывались от вращения сверла) на «туловище» гычгия клали потухший уголёк из очага. При вращении сверла дерево нагревалось и появлялся дым, после чего в углублении подкладывали трут (заячий пух). Горячий уголёк выкладывали на сухой мох. Раздувая тлеющий уголёк, получали огонь, который считался «чистым», ритуальным огнём».

Как мы убедились, что гычгий используется в качестве добывания огня во время праздника оленеводов. Однако гычгий не зря называют охранителем не только семейного очага, но и оленей. В трудах В.В. Горбачевой «Обряды и праздники коряков», описывается ритуал как в семье просят «главного хозяина» отыскать потерявшихся оленей: «Когда у семьи терялась часть оленей, просили гычгия отыскать их. Для это его «кормили» костным мозгом оленя, поднимали и укрепляли в месте соединения трех основных шестов яранги, если гычгий не мог их «найти», его «наказывали»: били и не давали костного мозга». [В.В. Горбачевой «Обряды и праздники коряков», стр.28]. Данный ритуал исполняется и в семье Нинвит: «Когда случаются потери или отколы, на него (калака -гычгия) одевается кухлянка, и аркан есть у калака. И этим арканом его колотят чтоб оленя нашел и ставят его – говорит Юрий Михайлович, Любовь Ильинична добавляет — На улице. До тех пор, пока откол не найдется».

Во время праздника оленеводов используют гычгий, когда забивают жертвенного оленя. Забивают оленя жертвенным, старинным копьем, который так же имеется в семье Нинвит. Во время этого ритуала внимательно смотрят как олень упадет. То есть, по его падению оленеводы определяют все ли будет хорошо в недалеком будущем. После того как забили ритуального оленя, то в обязательном порядке «кормят» гычгий: намазывают его рот кровью и костным мозгом. Супруги Нинвиты рассказали, как происходит кормление гычгия. В их семье это происходило так: после того как забили жертвенного оленя, ладони наполняют кровью оленя и разбрызгивают его в разные стороны, затем обязательно кормят гычгия, намазывая номинальный рот жиром и кровью оленя.

Дальше они рассказали, что гычгий передаётся из поколения в поколения и поэтому на его «теле» уже около 20 ямочек. Их гычгий высотой около 50 сантимметров. Хранится калак, как супруги называют гычгий, в специальном мешочке и в этом мешочке есть к нему все атрибуты. По словам Любовь Ильиничны гычгий кочует вместе с ними в летний период.

Именно в такой семье как Нинвит сохранилась передача наследия коренных жителей Камчатки в оптимальных условиях. Находясь в не табуна, Любовь Ильинична контролирует своих детей, спрашивая, покормили ли калака (гычгий)? Всё ли соблюдено правильно? Такое обучение несомненно откладывается в памяти и уже закрепляется как образ жизни.

Фото гычгий из книги В.В. Горбачевой «Обряды и праздники коряков»

Подготовила заведующая отделом по фольклору КГБУ «КЦНТ»

Голикова С.С.