Описание корякского традиционного национального праздника «Хололо»

Поделитесь этой записью

 

В описание национального, традиционного праздника «Хололо» вошли четыре группы Карагинских коряков, проживающих в селах: Тымлат, Карага, и уроженцев сел: Рекинники и Анапка (два последних села были закрыты, за нерентабельностью и население переселили в поселок Оссора, село Тымлат, и поселок Ильпырский). Сегодня коренные жители с большим энтузиазмом стремятся сохранить свои традиционные праздники, обряды и ритуалы. Активно приобщают младшее поколение. В селе Тымлат проводят «Хололо» в детском саду. Дети школьного возраста разучивают родовые мелодии бабушек, дедушек, используют их на творческих выступлениях, как в селе, так и на выездных концертах. Непременно на празднике поют родовые мелодии и напевы. Помимо вышеупомянутого праздника дети разучивают и ставят постановки на основе корякских сказок.

В данной работе    использовались выдержки из трудов, ученных – этнографов В.И Иохельсон «Коряки» и В.Н Малюковича «Праздник Карагинских коряков «Хололо», «Краеведческие записки», интервью Л.Н. Уваровой, газета «Карагинские вести» от 26.10.2011г.

Записи были сделаны сотрудником краевого государственного бюджетного учреждения «Корякский центр народного творчества», Светланой Савельевной Голиковой в фольклорной экспедиции в поселке Оссора и селе Тымлат, Карагинского района.

Дата записи:

28 марта 2012 года.

Носитель – Дарья Павловна Уварова уроженка с. Анапка, Карагинского района

Носитель – Савелий Васильевич Голиков уроженец с. Анапка, Карагинского района.

Дата записи:10 апреля 2011 года.

ИнформантОксана Егоровна Волкова, уроженка села Рекинники.

Дата записи: 29 ноября 2012 года.

Носитель – Дарья Васильевна Тынакьяв, уроженка села Рекинники, Карагинского района;

Информант – Галина Георгиевна Белошапко (Тынакьяв, дочь Д.В. Тынакьяв).

Дата записи: 01 декабря 2012 года.

Носитель – Дарья Васильевна Упит (Чечулина), уроженка села Тымлат Карагинского района.

 

 

Описание национального праздника Карагинских коряков «Хололо» село Карага

 

«… этнологию народа нельзя понять

 без знания его подлинного творчества и языка».

В.И. Иохельсон

 

«Временное пространство складывается из прошлого, настоящего и будущего. Прошлое, к большому сожалению, не вернуть, оно уходит бесследно никуда, остается лишь в книгах, в воспоминаниях очевидцев, которые живут ими, потому, что это единственная нить связующая их с предками» (Газета «Карагинские вести» от 26.10.2011г.).

Для наших предков соблюдение традиций и обрядов имело очень большое значение, потому что вера в различные рода духов, которые управляют этим миром, помогала им жить в суровых условиях Крайнего Севера.

С помощью воздействия магических обрядов коряки верили в удачу, которая сопутствовала им в охоте или в любой другой сфере традиционного быта. Так сформировались   древние национальные традиции, обряды ритуалы, в которых, во время проведения обрядовых действий, народы Севера задабривали сверхъестественные силы природы.

К сожалению, не осталось людей из коренных жителей, которые смогли бы определенно объяснить происхождение того или иного обряда, описываемого ниже праздника. Потому что оно уходит в далекое прошлое. Однако мы при помощи научных трудов этнографов и свидетельствование информантов попытаемся раскрыть тайну.

 

Что представляет собой праздник «Хололо»

Это праздник благодарения и проводы душ, добытых охотниками морских зверей, во время промыслового сезона. Все ритуалы и обряды, проводимые на этом празднике, концентрируются на том, чтобы души добытых зверей благополучно вернулись «домой» в море и поделились со своими сородичами, о благоприятном времени которые они «провели в гостях у людей». Тогда, как верили коряки, нерпы с большой охотой будут «идти в гости к людям».

В своих исследованиях и описаных в «Краеведческие записки», «Праздник Карагинских коряков «Хололо» В.Н. Малюкович пишет: «…праздник «Хололо» сконцентрировал в себе древние обычаи, ритуальные танцы, это праздник, на котором можно отведать оригинальные национальные блюда, увидеть в полном блеске праздничную одежду, услышать песни, перешедшие по наследству от предков, и проследить, как рождаются новые, быть свидетелем соревнований игры на бубне, соревнований в танцах, а мужчин в силе, ловкости, удали. Здесь на празднике обнажаются истоки корякской музыки, танца, песни и народного мимического танца».

Очень важно, что праздник хололо дошёл до нашего поколения и он в живом бытовании. Его празднуют: в Карагинском районе в селах: Ильпырском, Карага, Оссора, Тымлат и Тигильском районе в селе Лесная.

Описываемый праздник прошел в Карагинском районе в семье Волковых Оксаны и Василия, которые на данный момент проживают в поселке Ильпырском.

А также из рассказа старейшины из села Тымлат, Карагинского района, Дарьи Павловны Уваровой.

Лыг΄утаӈу – трава осока, собирается на болотистой местности в июле, в начале августа, сушится в темном хорошо проветриваемом помещение. Используется для очищения дома и защиты гостей и хозяина от злых духов.

«Тылӄытыл» — национальное блюдо, состоит из кореньев, соцветий, листьев и сердцевины иван-чая, топлённого нерпичьего жира, ореховых ядер кедрового стланика, ягоды: морошка, брусника, шикша.

Таликамаку. – маленькие рогульки-развилки из дерева ольхи. коряки называют их «маленькие человечки». Отвечают за крепость ремня и связь с «душами» нерп.

Талытал – сыромятный ремень из шкуры нерпы, шириной около 3-х сантиметров к нему прикрепляли берёзовый пропеллер и таликамаку -рогульки из древа ольхи. При помощи ремня гости и хозяева гадали.

Таликамаку – маленькие рогульки-развилки. По поверьям коряков при помощи рогулек ремень-талытал делали крепким.

Аррив΄ы – древо ольхи, около 2-х, 3-х метров, заносится в дом к достатку в доме и удачной охоте на следующий год.

Улляу – ряженные в масках, сделанных из дерева берёзы. На празднике очищают дом хозяина праздника от злых духов. Требуют за свои действия оплату в виде подарка или понравившейся вещи.

Когда заканчивался сезон охоты на морского зверя, нерпу, хозяин объявлял дату проведения торжества, и переносить его уже не имел право. Оно назначалось не по желанию семьи, а по луне, то есть, на период нарастания луны, если дата была назначена во время убывания светила, то хозяин рисовал луну.

Угощения готовят за сутки до праздника: тылӄытыл, тавг’ал (вяленая рыба), чай, кусочки сушёного мухомора, «котлеты» из нерпичьего мяса, оленина мороженная, отварная, сушенная.  К утру, когда готовы блюда, хозяин и хозяйка начинают праздник.

Пришедшие гости должны обязательно есть на празднике угощения, предложенные им хозяевами праздника, поскольку коряки верят – что нерпы во время охоты сами идут к тем охотникам, которые угощают пришедших людей на праздник национальными блюдами.

Во время обрядов коряки используют ольху, данное дерево для коряков является оберегом – «другом», который защищает их от бед и напастей. Ольху применяют во всех ритуалах, держат ветки дома, кладут в карман, прикрепляют у входа в дом.

В начале праздника, мужчины надевают национальную одежду, малахаи мужской головной убор, одевают так, чтобы передняя часть была сзади. Ветки ольхи ломают и делают чучела по количеству убитых нерп.

Сам праздник проводят в каждой семье, но бывает, что проводят совместно.  Хозяин сжигает на огне первым пары чучел, которые формируют из веток ольхи.  перевязанных травой осокой (лаутеном). Затем обрызгивают их водой, и намазывают жиром, обязательно тылӄытыл. Когда огонь хорошо горит во время ритуала, то по поверьям коряков – это означает хороший признак, как сказала бабушка Амма — «…нерпы довольны».

Ритуал сжигания чучел нерпы семейный, поэтому его проводят до прихода гостей. Женщины, отвернувшись от мужчин, кричат «Оча!» пританцовывают в сторону моря, показывая нерпам дорогу, затем поворачиваются и танцуют в сторону тундры, чтобы души нерп не потерялись по дороге, а уходили в чётко заданном направлении, «домой», в море. При этом все время восклицают «Оча!». Когда мужчины говорят, что совершили ритуал (т.е. сожгли чучела) начинается праздничное действие.

Коряки верят, что если не проводить морского зверя «домой» в море, то нерпы будут «болеть» и погода для охоты в следующем году будет неудачной. Поэтому очень важно устроить проводы нерпы, т.е. провести праздник    именно в начале ноября до середины декабря. В своём интервью для газеты «Карагинские вести» 2011 году, знаток национальной культуры Л.Н. Уваровой говорится: «…У данного праздника существуют строгие временные рамки – с сентября по декабрь. В декабре после полнолуния, наши предки не охотились, рыбачили только удочкой. Было такое поверье, что именно в это время охотятся духи, нечистая сила, и если кто-то осмеливался, охотиться то погибал».

В конце декабря их нельзя провожать, поскольку море закрывается, и они не смогут попасть «домой» из-за льдов. Когда хозяева устраивают достойные проводы, нерпы   очень довольны, и весь праздник «танцуют» и «поют» с гостями и хозяевами праздника.

Гостей встречают криками «Хололололо!», те же в свою очередь отвечают этим же восклицанием. При входе в дом хозяйка обязательно дает гостю лаутен и он прикрепляет его на руку или на одежду.

Трава осока – является не только пропуском на праздник, но и содержит в себе функцию очищения, защищает дом от злых духов хозяина и самих гостей. А также является защитой от негативна, агрессии с любой стороны во время праздника.

Затем мужчины идут отмерять талытал (сыромятный ремень из шкуры нерпы), заносят его в дом уже собранным, вешают на косяк двери. Важным атрибутом талытала являются таликамаку.

Таликамаку – это маленькие рогульки-куклы, «маленькие человечки из ольхи». Их вырезают из веток ольхи, (делает их тот, кто умеет, он же их и вешает на ремень). Рисуют им глаза, рот.  Крепят их на собранный ремень. Таликамаку вешают для того, чтобы куклы «настроили» ремень на крепость. Перед тем как «маленьких человечков» закрепить на ремне, их самих надо «настроить» или «разбудить». Ими стучат по стенам дома или по ремню, так «маленьких человечков» (таликамаку) будят, приговаривая: «А ну-ка проснись!»

На ремень так же вешают траву осоку (лаутен) и пропеллер (талытал). Кормят таликамаку (рогульки-куклы) тылкушками.  Затем, когда таликамаку готовы (после того как их покормили), ремень закрепляют на косяк двери. Желающие могут подходить и «нанкамлыг΄атык» (раскачивать, кружить), петь свою песню и при этом пританцовывать.

«И г΄нано-о таликамаки-гыт! Ныг΄умраӄа-а кынтыгын гылнын! Умрамакилӈо-о-о кнытыгын таликамакиго-о-от! Ныг΄умраӄа!» — это восклицание для рогулек-кукол, которые «отвечают за крепость ремня. Восклицание означает – «Ну-ка, маленькие человечки! Крепкий сделай ремень! Хороший ремень сделай, маленькие человечки!».

Есть еще одно обращение: «И г΄нано-о таликамаки-гыт! Умрилӈо-он

ӄытыткыныгы, инано!». Это восклицание обращено куклам во время раскачивания (т.е. «маленький ольховый человечек» должна настроить ремень, что бы пропеллер сильно жужжал, когда его будут тянуть): «Давай, давай, маленький человечек! Сделай его хорошим, крепким, чтобы пропеллер хорошенько жужжал, когда его будут тянуть, давай!».

«…Амынӈа ӄулынтык ал алланпыка нантыткына, и потом тынго инӈин таликамакав΄ тоже ӄнут просто инӈин нанылуткын, ал тын, потому что ам а в΄утаӄ ал антылӄувка, ал алланпыка, слепая тоже.». Если хозяева не нарисуют глаза и рот «маленьким ольховым человечкам» (таликамаку), и не кормят его, то он будет слепой, и тогда ничего не происходит, т.е. не происходит никакого таинства, поведала нам Дарья Павловна Уварова.

Ремень раскачивают по часовой стрелке. «Титкыплипыӈ» — это значит раскачивать по круговороту солнца. Когда наступает момент, талытал привязывают одним концом внутри дома, второй конец выносят на улицу. Таликамаку вешают у входа в дом. И начинают пытаться порвать ремень. Во время раскручивания пропеллера веселье не прекращается в доме.

Перед тем как вынести талытал, желающие гости могут браться за талытал, начинают нанкамлывакы (раскачивать), петь родовую мелодию или же сочиненную экспромтом песню и приплясывать. Если таликамаку хорошо натылуткы (кружат, раскачивают), то человек входит в транс. Коряки считают, что это нерпы «веселятся» и «радуются» празднику и проводам. Такикамаку служили своеобразным проводником между душами животных и людьми, судили по тому как уходи в транс человек во время пения возле талытала. В селе Ильпырском, мои родители так же справляли описываемый праздник, я наблюдала, как мама, Голикова Татьяна Николаевна пела свою песню, раскачивая ремень. Это длилось более полтора часа. Было ощущение что она ушла в себя и никого не замечала. Позже она рассказала, что спрашивала у духов о будущем старшего брата, и ей привиделось, что он входил в дом весёлым и довольным, и у неё было чёткое понимание того что всё у него будет хорошо. Во время своего пения, ей совершенно не мешало, то, что вокруг звучат бубны и гости веселились, танцуя и исполняя родовые мелодии.

Во время праздника звучали песни только под бубен, или без него. В своих заметках В.Н. Малюкович. «Праздник Карагинских коряков «Хололо», отмечает данный факт: «…Единственным музыкальным инструментом является бубен.

Исполнитель играет на бубне, отбивая ритм, и поет. Присутствующие на этом празднике под этот аккомпанемент танцуют. Часто исполнителями являются два три человека с бубнами, в этом случае от них требуется слаженность и мастерство импровизации, т.к. исполнение происходит стихийно, безо всяких предварительных репетиций, к бубнам привязывается «пропуск» — лаутен. Певцом может быть мужчина или женщина».

При помощи талытала коряки гадали. В своих трудах о гадание при помощи талытала И.С. Гурвич описывает в своих трудах «Корякские промысловые праздники» на странице 203: «После сожжения «нерп» устраивали гадание. Через дымовое отверстие в юрту спускали вертушку (талитал) на длинном ремне с сучком-развилкой – хозяином (таликамак). Этот снаряд обносили с пением вокруг костра пять-шесть раз, затем ремень зацепляли за столб у входа в землянку, протаскивали через коридор и крутили. «Хозяин» ремня в это время вешали на столб. Ели ремень лопался вне землянки, это означало? Что нерпы не добрались до родных мест и, следовательно, удачи в следующем году не будет. В этом случае на следующий год гадание не производилось. Если ремень рвался в землянке, то считалось, что всё будет хорошо. Вертушку, «хозяина» и ремень мазали толкушей. Ремень разрезали на части и давали каждому охотнику, но около вертушки оставляли кусок ремня длиною до 30 см».

Пока гости пляшут и поют родовые мелодии, взявшись за талытал, мужчины делают маски уля΄у, посохи и «пропеллер».  Вот как описывает маски В.Н. Малюкович «Праздник Карагинских коряков «Хололо»: «маска «уля΄у» представляет собой уплощенного лица с прорезанными глазами, вырезанным большим носом, не свойственным корякам, со ртом без губ. Подбородок острый, лоб покатый, реже – прямой. На уровне ушей имеется по отверстию для ремешков, которыми привязывается маска. В настоящее время вместо ремешков используется капроновая бечевка. С тыльной стороны маска выдолблена.

Выемка имеет около двух сантиметров, глаза на маске без век, надбровий нет» — вертушку из березы: «… несколько мужчин усаживаются прямо на пол кухни около плиты и, не обращая внимания на продолжающиеся танцы, берут в руки топор и лучковые сверла и начинают свою работу: изготовляют из ольхи «пропеллер» — вертушку – талытал и маску – «уляг΄у».  По желанию хозяина, пропеллер делают до праздника, в том случае, если на празднике раскачивают талытал, в некоторых семьях данный атрибут отсутствует и его не используют.

Еще одним действом на празднике является «перетягивание» ольховых веток в дом.  «Тлэй, кырвугы ралӄывлаткы!» — «Смотрите ветки заходят!» – восклицает хозяин дома. Его восклицание – сигнал к затягиванию ольховых веток в дом. Гости делятся на две части, одни располагаются в доме, другие за порогом дома. Задача тех кто находится в доме, перетянуть ветки в дом – перетянутые ветки, означают достаток в доме и удача в охоте.  Хозяин проходит к огню, разламывает ветки и сжигает их в печке с лаутеном и нерпичьим жиром. В.Н Малюкович описывает в «Праздник Карагинских коряков «Хололо», «…часть народа из общей комнаты переходит в сени и кухню.

Некоторые гости через открытую из сеней на кухню дверь подают ольховую ветку комлем вперед на кухню, и часть гостей, находящаяся на кухне, над порогом пытается ее перетянуть к себе, а гости в сенях удерживают. Затем они незаметно уступают и ветки перетягивают на кухню. Здесь их рубят и сжигают в печи. При этом восклицают «Хололо!». «При акте «перетягивания» не обходится без шуток: в момент, когда гости пытаются перетянуть ветку на кухню, кто-либо незаметно привязывает ремешком конец ветки за опорный столб сеней. Не ведая того, гости пытаются перетянуть ветку, но не хватает сил. С трудом им удается порвать ремешок и все они под общий смех зрителей падают. Ветки имеют длину около двух метров» Когда готовы маски и пропеллер, хозяин надевает пропеллер и «предохранители» (две сыромятных ремня по два метра, их закрепляют по разные стороны пропеллера, для того чтобы пропеллер не поранил никого из гостей если порвется талытал) на талытал, закрепив его дома, конец талытала выносит на улицу.  Если талытал маленький, то его можно рвать дома.

«Туг΄ук! Матка микнак ныкатв΄уӄын!» «Пора! Кто здесь самый сильный!» – это восклицание является приглашением для гостей порвать ремень. Вначале пробуют по одному человеку, если не поддается, то берутся по два человека. Бывают   случая, когда попадался крепкий ремень и на одном празднике его не могли порвать, тогда его везли в другой поселок, если и в этом поселке не могли порвать, то его перевозили в следующее селение. Порвать талытал надо до окончания полнолуния. Если же не удалось этого сделать, то талытал оставляют до следующего праздника, который состоится в следующем году.

Когда талытал порван, гости ликуют криками «Хо-ло-ло-ло-ло-ло!». Хозяин режет ремень и делит его между собой и победителем.

Настает момент на празднике для улг΄яу. Хозяин договаривается с гостями, желающими быть на празднике уляг΄у – женщина и мужчина. Один уляг΄у изображает злого духа, другой доброго. Добрый дух танцует с гостями, злой дух мешает им всячески веселится, даже может больно ударить его посохом, разгоняет по домам.

А.Н. Уварова, уроженка села Анапка, Карагинского района, рассказывает о уляг΄у: «…потом пожилые женщины в кухлянках, другие – в масках, вожак, идущий впереди, деревянным человечком обходят комнату. Они могут любого неожиданно ударить, ущипнуть, испугать, в любой дом зайти, и там что хотят они, то и делают, им нельзя перечить, а то худо будет».

В исследованиях И.С. Гурвич записанные в «Корякские промысловые праздники», стр. 240, говорится: «После праздника нерпы через день-два надевали маски, выдолбленные из дерева, выворачивали одежду наизнанку и ходили в гости друг к другу. Мужчины надевали женскую одежду, женщины мужскую. Маски надевали по дороге, когда подходили к юрте. Навстречу ряженым выходили хозяева. Приехавшие заходили в дом, иногда они вступали в шуточную борьбу с хозяевами. Хозяева старались узнать, кто приехал – заставить снять маски. Если хозяева побеждали, то ряженные свои лица им все равно не показывали».

Когда наступает, момент подкидывание шишек вверх злой уляг΄у мешает их поймать. У коряков есть поверье – сколько шишек поймаешь подолом кухлянки, столько будет удачи и счастья на весь год. Уляг΄у остаются с гостями до конца праздника.

Гостям обязательно раздается тылӄытыл после того как они собрались домой. На второй день два человека берут маски уляг΄у, посохи, пропеллер и относят их далеко в тундру, оставляет их там. На этом праздник считается завершен.

Подготовила заведующий отделом по фольклору КГБУ «КЦНТ» Голикова С.С.

Фотографии из архива КГБУ «КЦНТ»

 


Поделитесь этой записью